Служанка | Рецензия

Сладкая насмешка Пак Чхан Ука

Спустя семь лет после выхода чувственной драмы «Жажда» и три года после неоднозначного «Стокера» Пак Чхан Ук, словно дикая кошка, затаившись в кустарнике, выискивает зоркими глазами потенциальную жертву, чтобы впоследствии растерзать ее на мелкие ошметки. По обыкновению, если уж ты попал в липкие сети этого южнокорейского автора, то сил, а на самом деле, желания, выпутываться из них не будет. Подобна приторной тягучей сласти, от которой невозможно оторваться — так хочется черпать ее ложками, — эротический триллер «Служанка» заманивает зрителя, будто бы в трясинное болото, куда может засосать все больше, если сделать неверное движение.

Азия 30-х годов прошлого века, куда перенес действие первоисточника южнокорейский режиссер, будто бы стилизована под викторианскую Англию девятнадцатого столетия, где разворачивались события вошедшего в шорт-лист Букеровской премии романа Сары Уотерс «Бархатные пальчики». Это не первая экранизация истории о мошенниках и любви, которая сковывает кому-то руки, кому-то задурманивает сознание, но, однозначно, самая сочная. Неизменная камера Чун Хун Чуна, которая следует за режиссером почти в каждом его фильме, выхватывает роскошь из каждого кадра: будь то обставленная антиквариатом комната из темного дерева, или свисающие листья ивы. Каждый кадр исполнен изящества и грации — как будто виртуозный пианист за отполированным роялем, легко касаясь черно-белых клавиш, добывает пленительную мелодию, которая цепкими нотами впивается под кожу.

Совместно с Чунг Сео Куюнг режиссер создал историю, которая могла бы стать ответом манифестам о любви двух женщин («Кэрол» Тодда Хэйна, «Жизнь Адель» Абделлатифа Кешиша), но Пак Чхан Ук отнюдь не акцентируется на данном аспекте, отводя ему роль вспомогательного средства, пока повествование кружит вокруг юной кореянки Сук Хи (Ким Тэ Ли), чья мать была знатной воровкой и передала свои гены дочери, и графа-самозванца Фудзивары (Ха Чжон У) — вместе они собираются реализовать коварный план по «отжатию» баснословного наследства у таинственной леди Хидеко (Ким Мин Хи), живущей в громадном и роскошном особняке. По замыслу аферистов, Сук Хи надлежит устроиться на работу к богачке и подбить ее к замужеству с Фудзиварой, после чего Хидеко ожидает заточение в каком-нибудь доме для умалишенных. Но, естественно, план рушится, как только две девушки начинают чувствовать непреодолимое влечение друг к другу.

Пак Чхан Ук, словно опытный иллюзионист и трюкач, раз за разом достает из рукава недостающую карту и наполняет картину несколькими перевертышами, которые неискушенный зритель воспримет с широко открытыми глазами, а то и ртом. Рассказывая историю со стороны трех участников главной конфликтной конструкции, разделенной для удобства на соответствующие главы, как точки зрения, мастер стилизаций щедро сдабривает историю эротикой, подслащивая, приготовленный заранее яд, в котором ко всему еще и плавает знакомый по «Олдбою» осьминог, но об этом смотрите уже сами.

«Служанка» (которая в оригинале переводится как «Госпожа») ни в коем разе не собирается заниматься нравоучениями или зарываться в пласт человеческих отношений, толерантности, терпимости и прочего, к чему зачастую взывают драмы про однополую любовь. Пак Чхан Ук, посредством безумия, секса и садомазохизма, которыми изобилует эротический триллер, иронично насмехается над пороком, которым выставляет литературу, спрятанную в тайной библиотеке старикана Кузуки — дядюшки Хидеко, который без зазрения совести собирается женить на себе племяшку. А пока его задумка не реализовалась, он принуждает девушку зачитывать вслух пошлые рассказы из собрания его книг перед толпой слушателей, которые только и могут, что сглатывать слюну, и забрасывать ногу на ногу, сдерживая свои эмоции от услышанного.

Места и роли в «Служанке» распределены так, что все мужчины, которые появляются в этой истории, автоматически становятся антагонистами, и женщинам приходится противостоять им любым возможным способом. Режиссер заводит персонажей-самцов в такие условия, когда они же сами способны совершить расправу над себе подобными, только лишь потому, что влечение (к телу, к деньгам) сильнее. И тут же Пак Чхан Ук не обходит стороной свою излюбленную тему мести.

Двуязычная лента «Служанка», в которой герои разговаривают то по-корейски, то по-японски, обнажая политические условия, которые возникли в Корее после войны, может восприниматься как собранная воедино череда сменяющихся раз за разом пикантных, откровенных сцен с участием двух красивых азиаток. Но таким образом публика дает Пак Чхан Уку лишний повод еще раз усмехнуться ее ограниченности и невежеству. Те же, для кого подобные сцены оставят эстетическое послевкусие после себя, а не заставят протирать мокрое от капающей слюны пятно на рубахе, попытаются раскусить замысел режиссера до того, как он начнет вынимать кроликов из шляпы.