0

17.02.2015

14:11

Антон Фролов

Русские гробы и нравы в мультимедиа-комедии «Убить Готлиба»



Дмитрию Булгакову 24 года. «После 9-го класса средней школы поступил в Астраханское художественное училище имени П. А. Власова. В училище было довольно-таки здорово. Живопись, рисунок, анатомия, композиция, вообще, много чего полезного было. Историю искусств, например, любил. Нельзя сказать, что я всему прям так взял и научился, хотя очень хотелось бы, но даже эти знания сильно пригодились, и об училище остались теплые воспоминания» — так рассказывает о своем пути к режиссуре Дмитрий. После этого однофамилец классика русской литературы поступил во ВГИК на факультет мультимедиа, тот, где учатся двое других участников нашего проекта — Вика Привалова и Михаил Солошенко. 


От термопресса и плоттера. С мультимедийным факультетом ВГИКа вышло случайно. Я работал на полставки дизайнером в небольшой типографии, по совместительству еще на термопрессе и плоттере. А когда закончил училище, начал пробовать себя в видео и подобии анимации, не знаю зачем. Даже работу сменил поэтому. Делал рекламные ролики для Астраханского телевидения, шутка ли. Нужно было получать высшее, а после нашего училища были какие-то льготы на заочке художников-педагогов, ну я и пошел. Мой друг Максим Янчевский, у которого к тому моменту уже было два высших и МГУ на подходе, между делом начал рассказывать про ВГИК — дескать, и кино, и мультики, и мультимедиа, но как это все работало, я понятия не имел. Как-то весной он позвонил мне уже из Москвы и сказал, что стоит около ВГИКа и готов записать меня на подготовительные курсы на режиссуру мультимедиа, я ответил что-то вроде «ну, давай», взял на месяц отпуск и впервые поехал в столицу. Жил у своего училищного друга, ходил на курсы, в музеи. Я не рассчитывал особо, что поступлю или что буду делать кино, мне нравился сам процесс происходящего. Летом я выпросил еще один отпуск (вот так я и работал) и поехал уже поступать во ВГИК на режиссуру мультимедиа в мастерскую Нормунда Гунаровича Лациса.

Всеми людьми одновременно. Как и многие, наверное, смотреть кино любил всегда, но не подозревал, что его можно делать. Та же история и с анимацией. Собственно, нормально жил и так. Поэтому все началось вместе с обучением во ВГИКе. А осознание того, что здорово было бы действительно стать режиссером, пришло только к третьему курсу. До этого я хотел быть вообще всеми людьми в кинопроизводстве одновременно. Режиссура — она же повсюду и никуда не девается все время. Тут мастер большую роль играет.

Автограф Харатьяна и голос БГ. После вступительных экзаменов к первому сентября каждому новоиспеченному студенту у нас на кафедре принято делать минутные работы «Я о себе». Вот ее я считаю своей первой работой. Обычно у нас каждый семестр делается по одной экранной работе. На первом был исторический ролик «1812», его даже показывали в НИИ кинематографии на конференции по войне с Наполеоном. Второй семестр и тема «Волшебная сказка» — это вылилось в экспериментальную для меня короткометражку «120 часов». Первые съемки, первый актер — Алексей Знаменский, первая анимация — страшно было до жути. Фильм получил Дзигу Вертова на Международном фестивале ВГИК, а также еще несколько хороших призов на разных фестивалях. Даже есть диплом с автографом Дмитрия Харатьяна, такие вот дела. Далее была совместная анимационная работа с моей однокурсницей «Два ангела» и закадровым голосом Бориса Борисовича Гребенщикова. Голос я, конечно же, взял с «Аэростата», но честно написал письмо БГ с просьбой использовать эту запись. А он взял и ответил, дескать, ради бога, и поздравил с наступающим Новым годом. Потом были две работы за четвертый семестр — это не очень удачный музыкальный клип и псевдодокументальный фильм про московских диггеров в метрополитене. Летом, в рамках киношколы, мы с Мишей Солошенко сняли «Меню Шванкмайера» и даже выиграли фарфоровый чайник. Конечно же, сейчас большинство прошлых работ смотрятся так себе, но на момент создания я все делал по совести. 

Брэдбери, Ильф и Петров. Вообще, я хотел снять мюзикл, но что-то пошло не так. Хотелось снять что-то забавное и очень сложное. Со стилистикой я определился практически сразу же, а с написанием сценария нам, Гуле Сапаргалиевой, Алисе Мезенцевой и мне, пришлось повозиться. История «Убить Готлиба» в корне менялась четыре раза. Вдохновением служили такие ребята, как Брэдбери, Ильф и Петров.

Любимец бога. Имя персонажа я придумал еще задолго до финального сценария. Готлиб переводится как любимец бога, а тут такое дело — и мне показалось это забавным.

Вдвоем с девушкой. Работа проходила на учебной киностудии ВГИК. Множество трудностей при запуске было обусловлено странностью нашей картины, ведь это мультимедийный фильм, и тут зачастую вообще не понятно, что с изображением, так как абсолютно все сцены сняты на хромакее. Вообще запуск — это отдельная жуткая история, и если бы не наш продюсер Ольга Скородумова, я бы, скорее всего, все снимал в крошечном павильоне да в комнате в общаге. Ярослава Логинова, художник-постановщик, построила два прекрасных макета, в которые мы и поместили наших героев. Все остальные сцены нарисованы/собраны вручную на постпродакшене, чаще всего покадрово. С этой ношей справлялись мы вдвоем с моей девушкой, Олей Чернышевой. Много людей помогали мне абсолютно бескорыстно, я им очень благодарен. 

С живыми актерами — удовольствие. Саню Кухаренко я увидел в одной студенческой работе и больше никого не мог представить в роли старшего брата. На роли двух других братьев актеров нашла Ксюша Середа, наш чудесный оператор. А в образ Готлиба вообще попал мой друг, выпускник нашего факультета Максим Вальков. Несмотря на архисложную специфику стоп-моушн при съемке живых актеров, со всеми ребятами мне было одно удовольствие работать. Как им — не знаю.

В покадровом режиме. Думаю, что весь съемочный период был одним интересным случаем. Кроме меня и помрежа, никто раньше не сталкивался с пикселизацией, и поэтому львиная доля первых съемочных дней уходила только на осознание покадрового движения и мимики, но зато в конце съемок мы уже сами по себе существовали в покадровом режиме. 

На посте дорисуем. Бюджет — примерно тысяч триста рублей. Референсы — это лента Дэйва Бортвика «Тайные приключения Тома Тамба», «Стэнли Пикл» Вики Мэзер и, разумеется, Ян Шванкмайер. Самое сложное — это постпродакшен. Самая популярная фраза на площадке — «на посте дорисуем» — обернулась для меня множеством седых волос на этом самом посте. Некоторые сцены приходилось вырезать покадрово в фотошопе, а это сотни и сотни фотографий. А я ведь хотел стать моряком. 

Весело и странно. Под историей можно подвести фразу «Все не так, как кажется». А близка, наверное, потому, что она странная, и потому, что мне было весело.

Прелесть киноиндустрии. Сейчас работаю над анимационным интерактивным фильмом для нейрокомпьютерного интерфейса Neurosky. Параллельно занимаюсь поиском сценария для своего дипломного фильма. Конкретных планов нет, разве что быть в кино. Прелесть этой индустрии — всегда найдется то, чем интересно заняться, будь то кино, анимация или какой-то перформанс. Меня привлекают абсолютно все виды экранно-повествовательного творчества, поэтому там видно будет. 

Для полного метра, возможно, я снова попытаюсь поставить мюзикл.

Комментарии:

Чтобы написать комментарий, войдите через одну из социальных сетей: