0

01.08.2014

03:32

Антон Фролов

Про народ и разную сволочь «Как к Ивану Ивановичу совесть пришла»

Светлане Сигалаевой 25 лет. Собиралась стать актрисой, но быстро перебежала на режиссерский факультет ВГИКа. Не сошедшись во взглядах с Алексеем Учителем, поступила на курс к документалисту Сергею Мирошниченко, который научил Сигалаеву прежде всего тому, что кино не делится на документальное и игровое, а делится на интересное и неинтересное. Так и ее кино — и документальное, и игровое, и микс того и другого — прежде всего чертовски интересно. Фильм «Как к Ивану Ивановичу совесть пришла», где встречаются и игровое, и документальное, и анимационное кино, был показан на трех фестивалях: в российских программах ММКФ, на «Святой Анне» и международном фестивале ВГИКа. «К сожалению, пока никаких призов не взял, — говорит Светлана. — Наверное, он слишком дерзкий, ведь все мнения кардинально разделились: одним людям он абсолютно не нравится, а другие в восторге». 



Учитель учителю рознь. До сих пор учусь у Гайдая, Балабанова, Данелии, Рязанова, Климова. Еще у меня много зарубежных мастеров. А по факту после школы я поступила во ВГИК к Алексею Учителю на платное. Но через год он меня выгнал. Я год проработала на киностудии «Гранат» девочкой на побегушках. А затем вновь поступила во ВГИК в мастерскую Сергея Валентиновича Мирошниченко на бюджет. Владимир Алексеевич Фенченко пустил по моим венам монтаж — научил монтажно мыслить. А Олег Николаевич Кавун научил грамотно работать с актерами, ставить им точные задачи и искать свой путь в режиссуре, несмотря ни на что.

«Мама была хлопушкой». Сколько я себя помню, мой папа снимал на любительскую камеру «все самое важное», используя ироничный закадровый текст, мама была хлопушкой. И это всегда была комедия. А потом за большим столом вся семья сидела и отсматривала отснятый материал. Есть видео, где я тону, папа снимает меня и смеется. Плавать я толком не научилась, зато черный юмор полюбила. Еще я ходила в музыкалку и на танцы в ансамбль «Калинка». Но концерты в зале Чайковского с моим участием не так радовали моих близких, как просмотр киноновинок дома за бутылочкой пива. Нет, семья радовалась моим успехам. Но в целом именно тогда я поняла, что важнейшим из искусств для нас является кино. После девятого класса пришла в Щукинское училище узнавать о поступлении на режиссерский факультет. О других вузах я еще не знала. Там мне сказали, что вначале нужно отучиться на актерском. Затем я год ходила на актерские курсы. После десятого класса пошла поступать, но не брали меня на актерский, сказали: вы не пластилин, из вас ничего не слепить. Тогда Леонова Ольга Олеговна (педагог из ВГИКа), прочитав мои стихи, сказала мне смело поступать на режиссуру. И я поступила.

Ориентация милиции и прочее мокьюментари. За время обучения во ВГИКе мне удалось снять несколько короткометражных работ. И некоторые из них даже были отмечены на фестивалях. Одной из первых учебных работ была картина «2 в 1», трагикомедия про милиционера нетрадиционной сексуальной ориентации. Фильм получил пару дипломов и был показан на нескольких фестивалях. Затем был документально-постановочный фильм «Не с нами», образ нашей страны через тюрьму. Фильм был награжден первой премией на фестивале «Святая Анна», призом зрительских симпатий и призом за лучшую режиссуру документального кино на 32-м фестивале ВГИК, а также был показан в различных программах на фестивалях во Франции, Праге, Швеции, Испании, Корее, Хорватии, Греции, Великобритании, Аргентине и  Австралии. В мокьюментари The Road to hell я хотела создать героя нашего времени, который мечтает свалить из страны, чтобы хотя бы его дети были счастливы. Фильм получил приз за лучший дебют фестиваля «Россия». А также был еще один псевдодокументальный фильм «Кардо», снятый в рамках российско-шведского проекта и рассказывающий о русском мигранте, который захотел вернуть всех мигрантов из Швеции обратно в Россию. «Кардо» получил Гран-при Международного Каннского видеофестиваля, спецприз фестиваля «Святая Анна» и был показан в Исландии, Великобритании и Франции. Сейчас о своих предыдущих работах я не думаю. Меня больше волнует мой дебют.

Толкование сновидений. «Как к Ивану Ивановичу совесть пришла» — моя дипломная работа. Изначально мне была интересна концепция смешения документального и игрового кино. И я решила, что форма, где игровому вымышленному герою снятся документальные сны, достаточно оригинальна, и с ней можно будет смело экспериментировать. А одна из главных задач, которая была поставлена перед художником анимации Полиной Грековой, — настроить зрителя на титрах на абсурд, на юмор. И подготовить к переплетению реальностей, к форме повествования.

Актерские подвиги. С Еленой Захаровой мы познакомились на «Киношоке» и предложили ей роль. Марине Федункив мы отправили сценарий «Вконтакте». Ей понравился текст, и она согласилась сниматься. На роль слепого мальчика, совести, мы устроили кастинг. В итоге был утвержден Женя Михеев — выпускник ГИТИСа. Перед съемками он два раза в неделю ездил в интернат для незрячих подростков, наблюдал за ними. Собака-поводырь у нас, кстати, настоящая. На главную роль нужен был темпераментный актер. Валерию Борисовичу Гаркалину темперамента не занимать. Также Гаркалин может быть как обаятельным, так и мерзким, поэтому мы его и позвали. Нет, я, безусловно, звонила Брайану Крэнстону из сериала «Во все тяжкие», ему очень понравился сценарий, но он не смог прилететь на съемки.

Идейная сила. Марина Федункив привезла на площадку красную рыбу и икру, отказалась от денег. (Мы, правда, немного предлагали, но все же.) На площадке было много шуток. Все актеры работали за идею. Все отдавались процессу. Когда однажды в актерских вагончиках вырубились тепло и свет, все восприняли это с улыбкой. Никто не показывал свою звездность. У нас в минус тридцать было жарко. Только оператор ссорился со звукарем, но Валерий Борисович их мирил.

В гостях у сказки. В первоначальном варианте сценарий назывался «Человек, который никогда не совершал ошибок», но во время съемок и монтажа решили немного поиграть с названием и придумать что-то, отсылающее к названию сказок. И еще мы вдохновлялись диснеевской «Белоснежкой». Помните, где ведьма предлагает скушать Белоснежке яблочко?

Квартирный вопрос. У нас не было возможности снимать в павильоне, поэтому специально для съемок мы сняли квартиру и своими силами сделали в ней ремонт.

Светики во тьме. Самая сложная смена была зимой на улице — сцена  у костра и сцена у подъезда. Костер, конечно же, мы разводили нелегально. Но благо полиция приехала под конец смены, когда костер был потушен. Шумели мы тоже нелегально. Но жители дома отнеслись к нам с пониманием. Но самое ужасное, что из-за актеров пришлось совместить две смены в одну и начать снимать в 9 вечера, а закончить в три часа следующего дня. Официально переоформить бумаги мы не успели. И пришлось действовать неофициально. Но это было бы ничего, если бы ночью светики (осветители) не объявили конец смены. Никакие уговоры не действовали. И нам пришлось выполнить несколько формальностей: перетащить рельсы, тележку и весь свет в соседний дом на четвертый этаж без лифта, сделать вид, что смена окончена, отпустить светиков, и, как только они ушли, быстро все перетащить по местам и продолжить снимать без них. Валерий Борисович во время этого спектакля даже успел поспать. Ну а я чуть не поседела. Ведь перенести смену или объявить досъемки у меня бы не вышло. Ни бюджета, ни времени на это не было.

«Все хорошо, прекрасная маркиза». Еще была страшная ситуация, когда мы снимали сцену в гараже. Актеру позвонили и сказали, что его теща сгорела на даче. Он чуть не расплакался, но мужественно отработал всю смену. И лишь потом выяснилось, что у него сгорела только дача, а теща осталась цела и невредима.

О мнительности. Сложная ситуация возникла у меня с мастером. На уровне утверждения сценария. Я читала сценарий вслух перед всей мастерской и мастером. Ребята очень хорошо восприняли сценарий, смеялись над диалогами и ситуациями. И только мастер был суров. Он утвердил мне сценарий без комментариев. А на следующий день со мной разбирался наш педагог. Оказывается, ночью мой мастер позвонил педагогу с криком: «Они на меня карикатуры пишут!» Я потом поняла, что читала сценарий на студии мастера, где стены увешаны его дипломами, а полки уставлены его наградами.

Помехи в работе. Ограничивает только бюджет. И не потому, что мне важно выстраивать какие-то дорогущие декорации, снимать на камеру последней модели с полным набором операторской и звукозаписывающей техники. А потому, что хочется платить людям за те усилия и за время, которое они тратят для создания кино.

Вопросы совести. История близка тем, что меня тоже мучает совесть. Иногда от совести действительно хочется избавиться. Но кому-то совести явно не хватает. Люди могут бессовестно мыть туалеты и бессовестно заседать в Госдуме. А еще мой отец уже несколько лет не общается со мной. Он даже на свадьбу ко мне не пришел. Поэтому мне близка эта тема.

На чьи средства. На фильм было потрачено примерно семьсот тысяч рублей. Половина — деньги, выделенные студией ВГИК, а половина — собственные и родительские деньги. В данном случае продюсер в широком смысле этого слова — это ВГИК и мастер.

Для всех и для каждого. Сейчас я со сценаристом пишу сценарий полнометражного фильма. Моего дебюта. Я хочу снять комедию. И не просто фестивальный фильм. А фильм, который выйдет на большой экран. Фильм, который увидит простой зритель. Подробностями, честно сказать, я пока не готова делиться.

Сноб


Комментарии:

Чтобы написать комментарий, войдите через одну из социальных сетей: