0

01.09.2013

12:34

Антон Фролов

Кино со «Снобе»: Смерть поэта в документальной драме «Бронский»

Режиссеру Константину Селину 23 года. Он родился в Красноярске, где после школы три года проучился в КГПУ им. Астафьева на филологическом факультете, параллельно работая режиссером монтажа на телевидении. Проходил стажировку в сценарной мастерской французских режиссёров документального кино. В 2010-м переехал в Санкт-Петербург и поступил в Государственный университет кино и телевидения, в мастерскую П.М. Медведева, где сейчас продолжает учиться по специальности режиссёр неигрового кино. На счету Селина сегодня две работы – «Воскресение» и «Бронский». «Бронский» участвовал во многих российских фестивалях, в том числе в «Движении» и «Артдокфесте». Приз «За любовь к классике» фильм получил на международном кинофестивале «OPEN CINEMA 2012», приз за лучший документальный фильм – на XI Санкт-Петербургском международном фестивале дебютных и студенческих фильмов «Начало». А главный приз жюри «За лучший документальный фильм» – на фестивале «Святая Анна».



След Тарковского. В средней школе на уроке музыки преподаватель показал отрывок из фильма Тарковского «Андрей Рублев». Тогда это произвело на меня глубокое впечатление. После я начал пробовать снимать небольшие фильмы, писать сценарии, изучать монтажные программы. Все это были наивные попытки хоть как-то себя реализовать. Среда, в которой я рос, не питала интерес к киноискусству. Но мне очень повезло, что мне в жизни попадались, как я их называю, ключевые люди, которые понимали меня и поддерживали. Например, в 16 лет я сделал ролик про школьный лагерь, и его увидел Константин Кошкин, режиссер с местного телеканала. Когда мне исполнилось 18, я устроился на этот канал в отдел новостей. Я многому научился за время работы на телевидении. Это очень хорошая школа для любого начинающего режиссера, монтажера или оператора.

Другие берега. Самым важным шагом по направлению к кино для меня была стажировка в сценарной мастерской французских документалистов Элен Шатлен, Эмануэля Парро, Кристофа Постика. Организовал её ещё один «ключевой» человек в моей жизни – Николай Бем. На полном энтузиазме он запустил эту мастерскую, благодаря которой я узнал, что такое документально кино, зачем его делать. Увидел много хороших фильмов. И понял, что это мое. То, что за время практики оставила в моей душе Элен Шатлен, до сих пор живет во мне. Затем последовала работа монтажером в фильме Александра Кузнецова «ТерриторияЛюбви» (слитное авторское написание). Я монтировал черновую версию в Красноярске, а французский монтажер Жюли Навар делала чистовую в Париже. Я нигде больше не встречал такого взаимопонимания, как в этой работе. После этих практик, я точно понял, что ВУЗ, в котором я обучался, и работа на телевидении полностью себя исчерпали. Я отчислился, уволился и уехал в Питер. На данный момент я снял фильм «Бронский» и небольшую документальную зарисовку «Воскресение».

Откуда взялся «Бронский». Историю Александра Бронского я узнал от Николая Бема, когда приехал в Красноярск осенью 2010 года. Он рассказал, что в сценарную мастерскую поступила очень хорошая заявка, но человек не смог приехать, потому что умер. Я прочитал Сашины тексты, они впечатлили меня. Я понял, что они созданы невероятно талантливым, глубоким и умным человеком, о котором просто необходимо было рассказать. Это был очень глубокий человек, требовательный к себе и поразительно тонко чувствовавший мир вокруг себя. Зацепил он меня своей самобытностью, творческой уникальностью. Я считаю, что некоторые тексты, которые он написал, могут быть интересны и сегодня, и через 10 лет, и намного дольше. Поэтому история Саши на этом фильме не должна закончиться. Обязательно нужно сделать книгу, где были бы собраны его тексты. Для этого нужно потратить очень много времени, вычитать все его рассказы, черновики (они у него все в электронном виде), определить темы, композицию книги. Себя я не считаю компетентным делать такую серьезную редакторскую работу. Надеюсь, что получится найти источник финансирования и людей, которые были бы согласны посвятить часть своего времени этому делу. Ещё есть идея сделать простенький сайт, куда, с разрешения матери Саши, Натальи Сараповой, можно было бы выложить некоторые Сашины тексты. Но все-таки думаю, что серьезно оформленная книга с надписью «Александр Бронский» будет очень достойно смотреться на полке рядом с другими более известными авторами.

Киноведческая помощь. Любовь Аркус, публиковавшая Сашу в журнале «Сеанс», и Марина Разбежкина сразу согласились участвовать в фильме. Я очень благодарен им за это. Фильм во многих моментах может показаться спорным, надеюсь, что я никого не обидел. Остальные герои – это Наталья и Сергей Сараповы (родители Саши) и местные жители города Зеленогорск и поселка Заозерный.

Небо над Зеленогорском. Каждый раз после съемок я был уверен, что фильм не получится. Все мои представления о результате терялись в реальной работе над материалом. Снимать по сути было нечего. Я пытался найти людей, про которых Саша писал, но ничего не получалось. Я ходил по городу и пытался найти точки соприкосновения. Но за два года работы произошло несколько открытий, которые меня вдохновили. Сашины родители нашли несколько архивных видеозаписей. На одной видеозаписи Саша играет с детьми старшей сестры. Я впервые услышал его голос и увидел, как он общается с близкими. Другое видео было снято самим Сашей. Это были съемки неба. Он очень много снимал небо. Небо в различных состояниях: утром, днем, вечером, ночью. Эти съемки Саша делал, гуляя по определенному маршруту, и я понял, что это тот же самый маршрут по которому уже год бродил я. Это совпадение дало ощущение того, что я должен продолжать работу. Я должен закончить его в любом случае, потому что это важно не только для меня, но и для родителей Саши.

Сашина загадка. Монтаж  я закончил в июне 2012 года. Приехал с камерой в Зеленогорск, чтобы снять реакцию после просмотра фильма. Я уже так делал – показывал записи с Мариной Разбежкиной и Любовью Аркус, благодаря чему появился в фильме монолог Натальи про то, что сын изменил её. Если бы его не было, не было бы и фильма. Это очень важный эпизод. Когда вошел в дом к Сараповым, я понял, что уже снимать ничего не нужно. Я оставил диск и вышел прогуляться по городу. Какая была реакция, я не знаю. Я не думаю, что у меня получился фильм про Сашу. Это не  портрет в буквальном смысле. У меня местами получилось только приблизиться к истине. Мое желание было нацелить зрительский интерес к этой личности, к Сашиной загадке, которую он оставил нам, так рано покинув этот мир. Эту тему я всегда буду переснимать, и монтировать у себя в голове. И я уверен, что по его текстам можно снять не один фильм.

После СССР. Сейчас я начал снимать фильм про парня-альбиноса.  Он учится на массажиста, принимает участие в соревнованиях по голболу, а также является ярым болельщиком «Зенита». Я бы очень хотел сделать документальный фильм о жизни в нашей стране на протяжении последних 20 лет. Главные герои – это жители города Красноярска и его края. В фильме будут использованы телевизионные архивы примерно с 1991-го года. История этого периода очень разнообразная. Местами грустная, местами абсурдная. И это не только про Красноярск. Это про нашу страну в целом. Возможно, зритель сможет почувствовать свое место на карте истории, и то, как будет развиваться наша жизнь в ближайшее время. Еще сейчас  завершился первый этап в моей международной практике. Мы с командой английских режиссёров пытались снять фильм в Санкт-Петербурге.  Оказалось, очень сложно снимать в  большой команде, да ещё и на разных языках. У нас не только разное понимание того, каким должно быть кино, но и разный взгляд на какую-либо тему. Затем я полечу в Англию, надеюсь, помимо тренировки английского, получится что-нибудь еще.

Сноб


Комментарии:

Чтобы написать комментарий, войдите через одну из социальных сетей: