0

07.02.2013

19:35

Cineaster

Интервью с Хармони Корином: «Просто у меня возник образ девушки в бикини и с пушкой»

Хармони Корин раньше вообще не работал с профессиональными актерами, но в недавно отснятых «Отвязных каникулах» целая команда тин-звезд. Героини Селены Гомес и Ванессы Хадженс (известных по диснеевским «Классному мюзиклу» и «Волшебникам из Вейверли-плейс», а также ряду поп-хитов) едут отрываться во Флориду, но сбиваются с курса, встречают персонажа Джеймса Франко — отмороженного рэпера по кличке Пришелец — и оказываются в том самом треш-мире Корина из «Гуммо» и «Осленка Джулиэна».

Йоханнес Бонке провел четыре дня на съемочной площадке фильма и подготовил эксклюзивное интервью с режиссером для GQ.

— Хармони, вы, похоже, чуть ли не первый раз в жизни сняли жанровое кино.

— Ну, вообще я жанровым кино не занимаюсь, но в «Отвязных каникулах» близко к этому подошел. Для меня всегда главная задача — создать фильм, который существовал бы в своем собственном мире. Да, в «Каникулах» есть много элементов такой студенческой комедии: место действия, атмосфера — такая, попсовая подростковая атмосфера. Здесь есть такой легкий дух,— он в цветах, в локациях, в актерских типажах,— и это заметно отличается от того, что я делал раньше. Но типичных для меня, фирменных, так сказать, приемов тут тоже много.

— То есть, вы наконец сняли что-то, что можно показывать всем в кинотеатрах, и люди на это реально придут?

— Да, тут есть что-то вроде коммерческого потенциала. Возможно, фильм посмотрит больше людей, чем обычно — было бы неплохо.

— У вас всегда в кадре жестокая реальность, а тут вдруг студенты колледжа — откуда такая идея взялась?

— Просто у меня как-то возник в голове образ девушки в бикини и с пушкой. И я подумал, где вообще такую девчонку увидеть можно? Наверное, только во время этих самых весенних каникул. Ну, я посмеялся сначала, а потом начал это обдумывать дальше, и появилась идея о студентках, которые едут во Флориду. Началось все с таких легковесных штук, но потом, когда мысль начала развиваться, она стала мрачнее, опаснее, более зловещей, более...

 ...кориновской?

— Да. Просто меня не особо интересует вся эта туристическая часть каникул во Флориде. Главное — когда отклоняешься с главной дороги, видишь «плохие» районы, разваливающиеся дома, изгаженные пляжи — вот что меня завораживает. И, конечно, люди, которые в таких местах живут. Есть какое-то странное ощущение от этой части Флориды и Америки в целом. Там будто все от чего-то убегают или прячутся.

— Вас, видимо, всегда притягивали отшельники.

— Черт его знает. Какой я есть, такой и есть. Меня очаровывают разные типы людей, но я стараюсь этого не показывать. Для меня важнее документировать, я не пытаюсь заставить зрителей принять какую-то сторону.

— Как-то вы сказали: «Работать с актерами мне неинтересно. Обычные люди готовы отдать тебе то, что актеры никогда не отдадут — частичку себя». Что же вас заставило передумать и взять в фильм Джеймса Франко и Селену Гомес?

— Просто это внезапно показалось правильным решением, забавным новым экспериментом. Захотелось смешать два мира, слегка поиздеваться над поп-культурой. Мне нравятся ситуации, когда люди оказываются в местах, куда они по собственному желанию никогда бы не пошли.

— Почему вы позвали Селену Гомес и Ванессу Хадженс? Для вас было важно, чтобы у актрис были образы хороших девочек?

— Верно! Это же жутко весело. Это прямо самое веселое занятие в мире. Все же знают их по «диснеевским» образам, а ты берешь и сталкиваешь их с другой реальностью, безумной и мрачной. И они будто крылья расправляют. Мне не терпится увидеть реакцию людей на это.

— А вы чего-то особенного ожидали, когда решили именно с ними работать?

— Да я, если честно, ко всем одинаково отношусь. Я с ними также обращаюсь, как обращался бы с каким-нибудь пареньком, которого я мог бы встретить на улице нюхающего клей и решить, что он отлично впишется в фильм. С другой стороны, с ними, в отличие от того паренька, я провел предварительно какое-то время — на кастинге, на репетициях — так что я знал, как примерно все получится, в чем их очарование. Естественно, большинство из этих девчонок никогда не бывали в таких ситуациях, и тебе никогда, никогда не узнать, как люди будут на подобное реагировать, пока этого не случится. Но у меня было хорошее предчувствие, что у них все получится, они смогут раскрыться. Так и вышло.

— А как Джеймс Франко оказался в этом всем замешан?

— Мы с Джеймсом давно уже хотели что-то вместе сделать. Обычно так происходит: я пишу сценарий, и люди потом читают и решают, что с ним сделать. Но тут по-другому вышло: я просто набросал сценарную заявку, отправил Джеймсу и спросил, не хочет ли он сыграть этого персонажа. Он почти моментально мне ответил «да». И все. Я так энтузиазмом наполнился, что тут же полетел во Флориду — а там как раз в разгаре были эти самые весенние каникулы — и написал сценарий в отеле, пока какие-то ребята блевали у меня за дверью.

— Вы много времени провели во Флориде для подготовки к съемкам?

— Несколько месяцев. Я искал подходящие локации, просто ездил по ночам, прыгал через заборы. Большинство идей приходит к тебе, когда ты просто находишься в нужном месте и смотришь по сторонам. Отдаешься воле случая: оказываешься в разных ситуациях, а там какое-то место или какой-то человек переносят тебя в другие ситуации... в общем, так кино и выстраивается.

— Случались там какие-то ситуации с реальными студентами на весенних каникулах, которые вас удивили?

— Ну, тот весенний студенческий гудеж, который мне был нужен — он совсем жесткий. Я искал такие случаи, чтобы ребята на неделю распускались до полного предела, а потом возвращались в свой мир книжек, дурацкой работы и дерьмовых родителей. Я знал, что такое бывает, я это и нашел, так что меня вряд ли там что-то шокировало. Меня вообще сложно удивить, но попытка была неплохая.

— Вы в своих фильмах часто наблюдаете именно за американским обществом, но и международную публику тоже пытаетесь заинтересовать. Какое, думаете, будет отношение к фильму у тех, в чьих странах нет своего варианта «весеннего отрыва»?

— Мне кажется, каждому близок дух подросткового бунтарства. Попадать в неприятности, встречать странных людей. То есть, этот «весенний отрыв» — это же просто метафора; фильм вообще темы весенних каникул касается только до тех пор, пока девочки не наталкиваются на персонажа Франко и не погружаются в его опасный мир.

— У вас впервые снимаются актрисы такого ранга, они много внимания привлекли к съемкам, на съемочной площадке в кустах папарацци сидели. Как с такой обстановкой справлялись?

— Ну, я, типа, воин. Я солдат кино. Так что это для меня просто часть работы — и она классная. Я люблю ее. Я принимаю и выполняю любую миссию. Ничто не может вывести меня из себя, когда я снимаю. Эти все репортерские вертолеты и прочая чухня — это просто рабочий момент, часть энергетики фильма.

— Если вы солдат, за что же вы боретесь?

— Просто за возможность снимать кино. Больше мне ничего не нужно.

Йоханнес Бонке, GQ

Комментарии:

Чтобы написать комментарий, войдите через одну из социальных сетей: