0

20.02.2013

12:44

Денис Куклин

Интервью. Марко Мюллер о том, как создать новый кинофестиваль

Стали известны даты проведения 8-гоРимского международного кинофестиваля / Festival Internazionale del Film di Roma. В 2013 году он пройдет с 8 по 17 ноября, в то время как деловые площадки мероприятия — The Business Street и New Cinema Network — будут работать с 13 по 17 ноября.

Стоит отметить, что фестивальное движение Италии в 2012 году претерпело изменения. Сменилось руководство Венецианского международного кинофестиваля, и свой пост покинул бывший долгое время его художественным руководителем Марко Мюллер. Он занял аналогичную должность на Римском кинофоруме, и уже первый выпуск под его руководством отличался своеобразием концепции и актуальностью для игроков кинобизнеса.

О том, как будем меняться Римский международный кинофестиваль, и как это может в перспективе отразиться на присутствии российских фильмов на международной арене, мы поговорили с его художественным руководителем Марко Мюллером.

Корреспондент:

Как мы знаем, в основе крупных международных кинофестивалей лежит схожая концепция. В чем же особенность Римского фестиваля? Что выделяет его на фоне других?

Марко Мюллер:

Во-первых, нужно ответить на вопрос, является ли наиболее распространенная модель фестиваля пригодной для новых условий представления и распространения фильмов. Я отдавал себе отчет в том, что организовать новый киносмотр будет чрезвычайно трудно.

В первую очередь необходимо было выбрать подходящий город, чтобы иметь возможность через СМИ, как давать информацию о фестивале, так и получать качественную обратную связь о мероприятиях кинофорума. Это должен быть большой город, мегаполис, где действительно происходит очень много событий и жизнь бьет ключом, чтобы город уже сам по себе притягивал людей. И в этом смысле, Рим был для меня очевидным выбором.

Второй важный момент — это время проведения смотра. Для этого я должен был спросить людей, которые делают кино (режиссеров и продюсеров), людей, которые распространяют фильмы (международных и национальных дистрибьюторов), какое время проведения Римского кинофестиваля устроило бы их больше всего. И все говорили, что им нужна новая платформа, нужна другая идея фестиваля, и проходить он должен в середине ноября, в промежутке между крупнейшими летними фестивалями (Венеция, Калгари, Торонто) и ключевыми зимними фестивалями (Sundance и Берлинале). В этом смысле мы постарались встать на наиболее удобные даты.

В прошлом году, когда я впервые занимался организацией Римского фестиваля, это была реальная проблема — мы должны были понять, действительно ли люди, которые делают фильмы и распространяют их, будут поддерживать эту новую платформу, которая представляет собой сочетание традиционной модели фестиваля и фестиваля с кинорынком. Уже в течение шести лет проводится очень успешное мероприятие Business Street, и мы стараемся расширять и укреплять этот опыт. Так что в этом отношении, я думаю, это была комбинация элементов. Но мы все еще ищем новые направления, экспериментируем с новыми решениями. Такова в общем виде структура Римского фестиваля.

С одной стороны, у нас есть как конкурсная программа, так и внеконкурсные гала-показы. С другой стороны, мы пытаемся понять, как меняется язык кино, поэтому создали второй конкурс, который называется CinemaXXI. Таким образом, мы действительно пытаемся зафиксировать, расшифровать то, что происходит с кинематографом, то, во что превращается кино, во что трансформируется современное визуальное искусство. То, что мы называем фильмом, в настоящее время претерпевает изменения, и по-разному определяется кинематографистами и людьми, которые экспериментируют с кино-, видео- и цифровыми видами искусства.

Корреспондент:

Как сообщалось в прессе, бюджет фестиваля превысил бюджет Венецианского смотра. Означает ли это, что итальянские государственные чиновники делают ставку на новый фестиваль в Риме?

Марко Мюллер:

Совершенно очевидно, Италии нужен был фестиваль с новой концепцией. Эта необходимость назрела уже давно, и многие деятели киноиндустрии понимали, что такому городу, как Рим, который является не только столицей киноиндустрии, но также имеет давнюю историю художественного кино и кинопроизводства, требуется крупный киносмотр. Так что фестиваль изначально задумывался как инструмент в руках чиновников, а мы сделали ставку на то, чтобы попробовать развернуть форум в другом направлении. Один из наиболее интересных новых голосов в итальянском кино, Клаудио Джованези, который получил две награды кинофорума, на публичном мероприятии озвучил то, что является для нас очень важным. Он сказал: «Это первый раз, когда на сцене во время церемоний открытия и закрытия не было политиков, более того, они вообще не вмешивались в фестивальные события». Чтобы оставаться свободными от политического давления, нам было очень важно получить поддержку не только от итальянского национального Правительства, но и местных учреждений. Это необходимо, чтобы сохранять независимость.

Корреспондент:

Кто является гарантом стабильного финансирования Римского фестиваля: городская администрация, Министерство культуры или другой институт?

Марко Мюллер:

Все вышеперечисленные институты. Исходя из опыта, полученного мной на кинофестивале в Венеции, где большинство наших спонсоров вносили не более 300,000 или 400,000 евро, могу сказать, что ситуация с финансированием Римского фестиваля совершенно иная. Здесь среди спонсоров есть один из самых важных банков Италии — BNL (Banca Nazionale del Lavoro), который поддерживает нас с более чем 1,500,000 евро. В этом смысле BNL больше, чем просто спонсор — это партнер, и у него такое же влияние, как у любого официального государственного органа.

Корреспондент:

А выдвигают ли какие-нибудь требования организации, финансирующие фестиваль? Может быть, это поддержка итальянских фильмов, вручение определенного количества наград, или же квоты на участие в конкурсе итальянских картин?

Марко Мюллер:

Этого ждут все итальянцы — достойное представление национального кино в конкурсе крупнейших мировых фестивалей. Если наше мероприятие представляет собой платформу, то это должна быть платформа в первую очередь для итальянского кино. По факту так и получается, однако никаких требований со стороны партнеров фестиваля не выдвигалось. Более того, я не думаю, что в международных секциях должно быть слишком много итальянских фильмов.

На Римском фестивале-2012 было только три итальянских фильма в конкурсе, из них два — в основном конкурсе, и еще несколько экспериментальных короткометражек в секции CinemaXXI. Но помимо этого, мы создали отдельную программу, посвященную итальянскому кино. Так что для тех, кто регулярно участвует в фестивалях и пытается понять, что происходит в итальянском кино, безусловно, была возможность ознакомиться с сильными фильмами, вышедшими в последние несколько месяцев.

Но, очевидно, нам необходимо найти баланс присутствия итальянского кино на нашем киносмотре, потому что нельзя допускать его превращения в смотр национального кино. В программе должны быть фильмы самых разных стран. С одной стороны, мы функционируем как крупный международный кинофестиваль. С другой стороны, конечно, мы предоставляем возможность режиссерам, продюсерам, дистрибьюторам из Италии встретиться и обменяться опытом, а не только увидеть новые фильмы.

Гораздо более важной составляющей нашего смотра, чем демонстрация итальянских лент, нам видится деловая программа. Это восемь дней панелей, совещаний, симпозиумов, которые направлены на то, чтобы деятели как итальянского, так и мирового кинематографа могли встретиться. Кинематографисты остро нуждаются в подобных мероприятиях, где они смогут подвести итоги своей работы за год.

Корреспондент:

Каковы принципы отбора картин для участия в фестивале?

Марко Мюллер:

Выбор основан на тех эмоциях, которые несет в себе фильм. Таким образом, мы постарались включать в программу только те фильмы, которые оказали на нас эмоциональное воздействие. И именно поэтому, например, мы показывали картины Алексея Федорченко или Киры Муратовой. Мы были полностью очарованы, захвачены этими фильмами. И я считаю, что эти ленты относятся к той категории фильмов, которые можно смотреть несколько раз без потери градуса эмоционального вовлечения в происходящее на экране.

Корреспондент:

Какую степень свободы вы лично получили на Римском фестивале?

Марко Мюллер:

Я получил полную свободу. Никто не задал нам никаких границ для нашей деятельности. Лучшим свидетельством этого является тот факт, что мы не только придумали новую конкурсную программу CinemaXXI, но также ввели в обиход совершенно новую площадку, потому что фильмы из секции CinemaXXI демонстрируются в музее современного искусства MAXXI. И это первый случай, когда показ программы такого крупного форума происходит в музее современного искусства.

Корреспондент:

Мы знаем, что Голливуд пытается расширить свои границы и охватить как можно больше кинематографического пространства. Какова же его доля в фестивальном секторе?

Марко Мюллер:

Поскольку мы считаем, что наш фестиваль открыт для кинематографов всех стран, то не исключали американские фильмы на этапе отбора по причине их засилья в прокате. Но в то же время, уделяли внимание и другим национальным кинематографиям. Таким образом, не было никакой предвзятости, не делался особый акцент на кинематографии какой-либо географической области. На фестивале присутствовали кинематографии многих стран, так что если мы будем показывать американский фильм, то всегда найдем способ создать баланс между голливудским и неголливудским кино, основываясь на качестве самого фильма.

Корреспондент:

Мы знаем, что вы возглавили Римской фестиваль и пригласили сюда Алену Шумакову, которая очень много сделала для русского кино на международном кинофестивале в Венеции. Сколько членов Вашей команды перешли из Венеции в Рим, или вам пришлось формировать новую команду? Возникли какие-нибудь проблемы, связанные с этим?

Марко Мюллер:

В новую команду вошло большинство наших консультантов, которые работали со мной в Венеции. Таким образом, у нас появилась возможность воспользоваться опытом, накопленным за время работы на Венецианском фестивале. Вместе с Аленой мы пытались понять, что необходимо для того, чтобы присутствие русских фильмов на итальянском и международном рынках стало более ощутимым, и попытаться найти способы их продвижения на международную арену. Вот почему так важно мероприятие Business Street, где стараемся создать новое пространство, которое назвали «Недостающее звено» / «Missing Link». Мы приглашаем сюда не только регулярных закупщиков прав на кино- и теле- фильмы, но и VOD-дистрибьюторов (видео по запросу), представителей сетей галерей и музеев, которые также могут демонстрировать фильмы на своих площадках. На первый взгляд, это странно и необычно, но если посмотреть на проблему шире, то это оправданный ход, потому что в перспективе позволит нам укрепить отношения с новыми каналами распространения контента. В этом смысле, я думаю, что фильм Алексея Федорченко, вероятно, без проблем сможет попасть в кинопрокат, в то время как новая работа Киры Муратовой, представляющая собой артхаусную киноленту, имеет меньшие шансы найти свою аудиторию, и мы, безусловно, должны найти способы, благодаря которым она сможет заинтересовать международных дистрибьюторов.

Корреспондент:

И последний вопрос. Может быть, рано говорить об этом сейчас, но в чем будет заключаться особенность следующего фестиваля? Чем он будет отличаться от предыдущего?

Марко Мюллер:

В 2012 году я впервые принимал участие в организации Римского кинофестиваля, который до этого проходил уже шесть раз. Фактически это был уже седьмой выпуск, но для меня и моей команды — первый. В этом году мы будем проводить очередной смотр. Эти два выпуска кинофорума будут очень разниться между собой. Потому что для организации предыдущего у нас было только 4,5 месяца. За это время мы должны были определить концептуальный момент и выработать основные принципы фестиваля, а также провести организационную работу. А в этом году мы приступили к подготовке следующего смотра уже в начале декабря 2012 года, так что теперь у нас есть одиннадцать месяцев, чтобы подготовиться к событию. В этом — огромная разница между моим первым Римским фестивалем и вторым. Весной мы будем знать, будут ли внесены изменения в структуру фестиваля. Это то, что сейчас находится в стадии обсуждения.

Фаина Фардо, ПрофиСинема

Комментарии:

Чтобы написать комментарий, войдите через одну из социальных сетей: