0

24.12.2012

18:10

Денис Куклин

Интервью. Сексуальное животное

Заира Озова поговорила с англичанином Энди Серкисом — бессменным исполнителем роли Горлума и, по совместительству, вторым режиссером фильма «Хоббит. Нежданное путешествие».

Заира Озова: Действие «Хоббита» происходит на 60 лет раньше, чем события, описанные во «Властелине колец». Вы ведь наверняка использовали иной подход к своему персонажу, играя Горлума «в молодости»?

Энди Серкис: Питер Джексон мне сказал: «Просто сделай Горлума сексуальным животным». Ну а что, он молодой мужчина в самом расцвете сил, поэтому с ним мы целим прямиком в аудиторию девушек-подростков (смеется).

Если серьезно, мне предстояло забыть обо всем, что случилось с моим персонажем во «Властелине колец», забыть обо всех его приключениях — или, скорее, злоключениях — стереть это все из памяти начисто. Перед нами остается лишь это существо, которое было изгнано из общества и провело 500 лет в недрах Мглистых гор, постепенно сходя с ума под властью Кольца. Но Горлум был не один, а в компании своих друзей: альтер-эго Смеагорла и «прелести», и им втроем было вполне комфортно друг с другом. А затем пришел Бильбо, и жизнь нашей святой троицы кардинально поменялась.

В фильме показаны два ключевых момента истории Горлума: первый — это когда он теряет Кольцо и обнаруживает пропажу. Мы видим, как он звереет при мысли о том, что он лишился единственной вещи на свете, которой дорожил и которую любил. Второй момент — это когда Бильбо сжаливается над несчастным существом и не убивает его, хотя мог бы и даже собирался. Так что вся структура сцены строится вокруг этих двух отправных точек. Впрочем, в самом начале сцены Горлум дает волю своему внутреннему Смеагорлу — ему страшно льстит внимание другого существа, и он с воодушевлением принимает идею поиграть с Бильбо в загадки. Но Горлум время от времени дает о себе знать, одергивает Смегорла и говорит: расслабься, этот хоббит — всего лишь ходячий ужин. При этом интересно наблюдать за реакцией Бильбо — он совершенно не понимает, что происходит с этим существом, которое постоянно меняется в лице и разговаривает само с собой.

Заира Озова:Чтобы сыграть Горлума, вам пришлось претерпеть много чисто физически — например, вы все время ползали на четвереньках, ныряли за рыбой в холодную реку и хрипели, напрягая голосовые связки. Когда вам предложили снова сыграть этого персонажа и пройти через все это, вы, наверное, взвыли? Или вам, напротив, не терпелось снова надеть на себя этот «костюм урода» (так съемочная группа «Властелина колец» называла облегающий комбинезон Серкиса, предназначенный для съемок в технологии performance capture)?

Энди Серкис: (смеется) Ну, я в этом «костюме урода», если честно, провел последние 12 лет. Да, чтобы сыграть Горлума, надо много страдать телом, и сейчас я на 12 лет старше, чем тогда, когда впервые взялся за этого персонажа. Если раньше я легко перепрыгивал с одного огромного валуна на другой, то сейчас я уже не долечу и свалюсь где-то на полпути. А знаете, что было самым трудным во всей этой затее? Горлум из-за своей популярности за эти годы подвергся множеству пародий и интерпретаций, и это сильно отвлекало. Мне пришлось потрудиться, чтобы переплюнуть своих имитаторов и заполучить назад своего персонажа, а то слишком активно он, что называется, «пошел в народ».

Заира Озова:Как думаете, пора уже давать награды актерам за исполнение ролей компьютерных персонажей?

Энди Серкис: Думаю, если уж что-то и давать, то для этого надо создавать отдельную категорию. Технологию performance capture в наши дни используют все чаще, ведь это один из способов трансляции актерского мастерства на экран. И, признаться, я не ощущаю особой разницы в работе над обычной ролью живого человека и ролями, скажем, того же Горлума, Конга или Цезаря из «Восстания планеты обезьян». Все это требует одинаковых усилий и мастерства, и даже если ваше лицо будет обклеено датчиками движения, вы все равно должны знать своего персонажа, понимать его мотивации и уметь воплотить его эмоциональное состояние. Другое дело, что на экране мы видим не только актерскую игру, но еще и работу специалистов по компьютерной графике. Это совместный труд, поэтому он достоин отдельной категории. И вот тогда я, надеюсь, каждый год буду получать по номинации на «Оскар» (смеется).

Заира Озова:Сильно ли технический прогресс последних лет изменил процесс создания киноизображения в технологии performance capture?

Энди Серкис: Сильно — не то слово. Когда я играл Горлума 12 лет назад, эта технология была еще относительно новой и не особо изведанной. Операторы снимали меня крупным и средним планом на 35-миллиметровуюпленку, а затем аниматоры кадр за кадром обрисовывали изображение так, что в итоге у Горлума была моя мимика и пластика — эта техника называется ротоскопированием. Помимо этого, мы использовали технологию захвата движения (motion capture), где я, уже в «костюме урода», бегал и прыгал взад-вперед — это все делалось для того, чтобы на общих планах движения выглядели убедительно.

Теперь же технология performance capture отработана до такой степени, что я играю в одной сцене вместе с тем же Бильбо, нас снимают разными камерами, но мы при этом взаимодействуем и создаем пресловутую «экранную химию». И режиссер нам дает указания одновременно, рассказывает, чего хочет от нас добиться в сцене. То есть идет нормальный, рабочий процесс. Затем, конечно, в дело все равно вступают специалисты по компьютерным эффектам, но теперь им приходится гораздо легче, чем 12 лет назад, потому что мое лицо целиком обклеено датчиками движения. Это позволяет им еще точнее, практически без потерь, воспроизводить на экране мою мимику.

Заира Озова:Чтобы закрыть тему технологий — не всем зрителям нравится формат 48 кадров в секунду, им кажется, что эта скорость воспроизведения делает картинку похожей на телевизионное изображение. Что вы можете ответить недовольным?

Энди Серкис: Думаю, можно сколько угодно рассуждать о технике записи и воспроизведения киноизображения, но если она работает в контексте всей истории, если фильм затягивает и обеспечивает эффект присутствия, значит эта техника имеет право на существование. Да, многие жалуются на то, что фильму не хватает «магии целлулоида» и необходимой киногеничности, но, если подумать, то большинство фильмов сейчас снимается на «цифру» и воспроизводится при помощи «цифры» — целлулоид уже давно ушел, а магия осталась. Так что 48 кадров в секунду всего лишь переносят на новый уровень наше с вами восприятие визуальной информации. Я понимаю, что кому-то это может не понравиться, ведь технология еще сырая и до конца не отработанная, но все же высокая частота кадров придает картинке реалистичности и четкости. Особенно важно это при взаимодействии живых и компьютерных персонажей, а также при боевых сценах.

Заира Озова:Книга «Хоббит» по интонации заметно отличается от «Властелина колец». Как вам кажется, сохранил ли Питер Джексон эту разницу в экранизациях?

Энди Серкис: Питер задумывал «Хоббита» скорее не как экранизацию книги, а как приквел к «Властелину колец». Разница с литературными первоисточниками в том, что приквелы все же создаются уже после оригинальных произведений, тогда как Толкиен написал сначала «Хоббита», а потом уж «Властелина». В итоге мы получаем вторую трилогию, которая идеально вписывается в концепцию первой, в ее мир и в ее мифологию. Поэтому в «Хоббите» мы видим то самое Средиземье, знакомое нам по «Властелину колец». И хотя тональность в новой трилогии несколько иная — тут больше юмора, полно колоритных персонажей, особенно среди гномов — все же с исторической точки зрения все каноны так называемого «легендариума» сохранены. Ведь сценаристы использовали приложения к книгам Толкиена, чтобы обогатить историю событиями и новыми смыслами. Поэтому во многом «Хоббит» похож на «Властелина колец», но при этом он несколько веселее и беззаботнее, что ли.

Заира Озова:Вы помните, какие чувства испытали, когда впервые увидели Горлума на экране?

Энди Серкис: Я впервые увидел Горлума, кажется, в 2001-м.Нам показали буквально односекундный, 16-кадровыймиг, в котором мой герой резко поворачивается, когда слышит голос Фродо — это был фрагмент из сцены у Запретного пруда в «Двух башнях». Что я почувствовал в этот момент? Наверное, то же самое, что чувствует мать, когда ей впервые дают на руки ее новорожденного ребенка. Это было незабываемо.

Заира Озова:На съемочной площадке «Хоббита» вы ведь еще выступали и вторым режиссером, не так ли? Означает ли это, что сейчас, когда проект превратился из дилогии в трилогию, вам предстоит намного больше работы?

Энди Серкис: Я пока еще точно не знаю, но, кажется, я уже свою часть сделал. У нас активный рабочий период второй съемочной группы составлял почти 200 дней, и за это время мы отсняли какое-то дикое количество материала. Думаю, хватит еще на пять-шесть таких же трилогий (смеется).

Заира Озова:Вам приходилось сниматься в сценах, которые вы же сами режиссировали?

Энди Серкис: Нет, к сожалению — а может быть, и к счастью. Горлум, как я уже говорил, участвует в одной-единственной, пусть и очень длинной сцене, и с ней мы разделались в самом начале съемочного периода. Она стала первой сценой, которую мы сняли для фильма, и, признаться, это был отличный старт, лучше и не придумаешь. Такое начало дало отличное ускорение всей команде, мы с каким-то пугающим энтузиазмом и вдохновением взялись за дело, ведь мы только что отсняли один из ключевых моментов истории — тот, в котором Бильбо встречает Горлума и находит Кольцо.

Заира Озова:Теперь, когда вы поработали вторым режиссером на таком большом проекте, не собираетесь ли посвятить себя режиссуре?

Энди Серкис: Это как раз стало одной из причин, по которой я взялся за работу. До того как отправиться в Новую Зеландию, я поставил несколько короткометражек и видеоигр, а также на базе студии Ealing основал The Imaginarium Studios — компанию, специализирующуюся на технологии performance capture. Я давно уже склоняюсь к режиссуре, и мне очень повезло, что потренировать свои навыки я смог не на независимом малобюджетном фильме, а на крупнейшем проекте года. Но останавливаться я не собираюсь, так как наша компания в течение ближайших двух лет выпустит три моих режиссерских проекта, в том числе и снятую при помощи performance capture экранизацию «Скотного двора» Джорджа Оруэлла.

Заира Озова. Лента.ру

Комментарии:

Чтобы написать комментарий, войдите через одну из социальных сетей: