0

24.09.2013

10:57

Денис Куклин

Интервью. Бенедикт Камбербэтч: «Киношный круг очень тесен»



Популярность Бенедикта Камбербэтча набирает обороты с невероятной скоростью: лучший Шерлок за последние несколько десятков лет стал непременным гостем международных кинофестивалей. Корреспондент THR встретилась с главным британцем Голливуда и поинтересовалась, откуда берутся его безупречные манеры, а также почему он все-таки не поддался уговорам Джулиана Ассанжа отказаться от роли в «Пятой власти».

— Бенедикт, уверяю вас: все, сказанное здесь, не проникнет на страницы Wikileaks!

— О, даже не обещайте этого. Я знаю, что вы меня обманываете. (Улыбается.)

— Вы снялись сразу в трех фильмах, представленных на кинофестивале Торонто, где мы с вами и разговариваем. Поздравляю! (В программе смотра «Август», «Пятая власть» и «Двенадцать лет рабства». — THR).

— Спасибо. Красная дорожка для меня — это, прежде всего, возможность пообщаться со зрителями. Правда, поездка далась мне не легко: бессонная ночь, перелет через океан, долгие пресс-конференции... Экстрим, конечно, но жаловаться грех.

— Не могу не вспомнить ваш первый полнометражный фильм «Попасть в десятку» 2006 года. Кажется, на сегодняшний день весь его актерский состав добился успеха. Вы поддерживаете связь друг с другом?

— Киношный круг очень тесен, мы все время встречаемся, так или иначе. Я только что снялся с Элис Ив — уже в третий раз (в «Стартреке: Возмездие», а до этого в телепроекте BBC «Хокинг». — THR). С Ребеккой Холл работал в новом телефильме «Конец парада». С Джеймсом МакЭвоем мы играли вместе в «Искуплении», а его жена — Энн-Мэри Дафф, с которой я тоже дружу, играет в одной пьесе с моим отцом (актером Тимоти Карлтоном. — THR) и тоже снялась в «Параде». Близко дружу с Домиником Купером. Иногда мы с ним и с Джеймсом встречаемся в северной части Лондона и играем в футбол. Хотя это случается редко.

— Все с нетерпением ждут третий сезон «Шерлока». И поскольку я тоже Холмс, не могу не сказать: ваш детектив — самый лучший.

— Спасибо. Но за это надо поблагодарить скорее двух фанатов Конан Дойля, Марка и Стивена (Стивен Моффат, Марк Гатисс — сценаристы телесериала. — THR), которые старались сделать мой образ максимально соответствующим канону. Мне самому сложно судить — я, честно говоря, не видел других современных версий, кроме фильмов Гая Ричи с Робертом Дауни-младшим. Первый из них вышел сразу после окончания съемок первого сезона — отличное кино! Зато очень хорошо помню Холмса, сыгранного Джереми Бреттом, с которым дружила моя мама (речь о британских сериалах о Шерлоке Холмсе 80-х — начала 90-х. — THR). Я также пересмотрел картины с Бэзилом Рэтбоуном, после того, как сыграл несколько своих первых сцен, и сериал с Робертом Стивенсом. Но я все же стараюсь не увлекаться этим — хочу, чтобы мой герой был максимально самостоятельным, без влияния на него других актеров.

— А что вы думаете о другом Холмсе — о Джонни Ли Миллере, вашем партнере по спектаклю «Франкенштейн», поставленному Дэнни Бойлом? (видеоверсия спектакля была в 2012 году в ограниченном российском прокате. — THR)

— Джонни — мой очень близкий друг. Он позвонил мне как-то и сказал, что посмотрел наш сериал, и что это потрясающе. Потом я приехал к нему домой, и между нами состоялся разговор. Он: «Мне предлагают сняться в роли Холмса». Я: «Кто? ABC? «Элементарно»?» Он: «Да...» Я: «Они нам предложили купить наш сериал и сделать тринадцать серий из трех, так что будь осторожен». Но потом я прочитал сценарий, и мне он очень понравился. И, главное, ничего общего с нашим шоу.

— С Джулианом Ассанжем в «Пятой власти», полагаю, все было отнюдь не так просто. И дело даже не в его одиозности. Все-таки это реальный человек, наш современник.

— Мне было очень важно создать объемный портрет Джулиана. Когда он стал публичной фигурой, таблоиды сразу начали на него вешать ярлыки: то он герой, то злодей. Мне же хотелось сыграть сложного человека, стоящего во главе грандиозной идеи. Личность, на которую смотрит весь мир! К тому же Джулиан — очень харизматичный и потрясающе умный. То, что он посвятил свою жизнь одной великой цели — просто феноменально.

— Джулиан раскрыл нам страшные секреты о том, что делают за нашей спиной сильные мира сего. Но когда дело касается его личной жизни, он проявляет удивительную скрытность.

— Он просто опасается того, что им заинтересуются больше, чем его делом.

— Фильм снимался в Исландии, Германии и Бельгии. Ваш партнер по фильму Даниэль Брюль показал вам Берлин? Водил в свой ресторан «Bar Raval»?

— Я считаю Даниеля хорошим другом и замечательным актером. «Гуд бай, Ленин!» Вольфганга Беккера (фильм 2003 года, номинант на «Золотой глобус», с которого началась международная карьера Брюля. — THR) — просто шедевр. И да, мы ходили в его тапас-бар, там отличная еда. Это заведение очень хорошо характеризует двойственность Даниеля: он ведь наполовину немец, а наполовину испанец. Мы в Германии, а едим испанскую еду. Я даже попросил поместить мой отзыв на сайт ресторана, так он мне понравился.

Опубликовано на КиноПоиск. Интервью взято корреспондентом The Hollywood Reporter Нелли Холмс. Полную версию текста можно будет прочитать в новом номере издания, который выйдет 24 сентября.

Комментарии:

Чтобы написать комментарий, войдите через одну из социальных сетей: