0

22.08.2013

16:24

Антон Фролов

Ликбез XXI века. Как европейские школьники изучают кино

Ликбез XXI века. Как европейские школьники изучают кино Результаты недавнего исследования, проведенного в Англии Британским киноинститутом (BFI) вместе с другими организациями в рамках проекта «Кино — грамотность XXI века» (Film — 21st Century Literacy), не оставляют сомнений: интеграция кинематографа в среднее образование — дело полезное.

Немного статистики. Она красноречива. После школьных мероприятий, связанных с кино — от просмотров до съемок фильмов и организации кинофестивалей, — 85 процентов опрошенных учителей стали с большим энтузиазмом относиться к своей работе; 82 процента почувствовали, что им стало легче найти подход к сложным ученикам; абсолютно все выразили желание участвовать в новых проектах, связанных с фильмами.

85 процентов мальчиков и 95 процентов девочек стали получать большее удовольствие от просмотров фильмов после того, как им рассказали об этапах их создания. 85 процентов всех школьников пойдут в кино на те картины, которые ни за что не выбрали бы до участия в проекте. Вопрос: почему в России предложение двух министерств — образования и культуры — о введении в программу российских школ кинофакультатива вызвало дискуссии? Что может быть плохого в том, что школьникам без принудиловки и экзаменов будет предоставлена возможность посмотреть и обсудить сто фильмов с одноклассниками?

Вроде бы предложенные чиновниками планы вполне разумны: будут разработаны рекомендации, в том числе по интеграции кинофильмов в курсы истории и литературы, и уделено внимание подготовке заинтересованных учителей (например, через курсы во ВГИКе и в региональных вузах), а также педагогами, психологами и кинематографистами будет сделана разбивка по рекомендуемым возрастам. Школы обеспечат качественными копиями и оборудованием. Во время пресс­конференции 17 января 2013 года министр культуры Мединский даже упомянул Францию, где уже реализован подобный план. Казалось бы, вот еще важный аргумент в пользу нового предмета. К сожалению, министр не рассказал о некоторых различиях между французским и российским кинофакультативами, в которых, возможно, и кроются причины тревоги критиков российской инновации. Для того чтобы во всем этом разобраться, попробуем поиграть в игру «найдите пять отличий».

Учебный курс Cinélycée занял место в расписании французских школьников в сентябре 2010 года как один из компонентов реформы среднего образования, инициированной Саркози. В основе программы Cinélycée, разработанной для учащихся последних трех классов перед сдачей выпускных экзаменов Baccalauréat, дающих право поступления в университеты, лежит пилотный проект, в котором приняли участие несколько школ. После его успешной реализации для отбора фильмов был создан специальный сайт, куда поступали предложения от широкой публики, которые затем обрабатывались министерствами образования и культуры. В процессе окончательного выбора принимали участие творческие ассоциации, учителя и школьники. Вы уже нашли какие-то отличия? Их как минимум два: в России вроде бы не было ни пилотного проекта, ни участия школьников и учителей в формировании списка. Идем дальше. Третье отличие: во французский курс были включены классика и современное кино — как французское, так и зарубежное, документальные фильмы, а также оперы и балеты. Из старых фильмов — «Дети райка» (1945) Марселя Карне, «Великая иллюзия» (1937) Жана Ренуара, «Гражданин Кейн» (1941) Орсона Уэллса, «Плывущие облака» (1954) Микио Нарусэ, «Александр Невский» (1938) Сергея Эйзенштейна — с полным списком можно ознакомиться на сайте www.culturelycee.fr. Из двухсот предлагаемых фильмов каждая школа составляет свою программу. Они могут быть включены в курсы литературы и истории или просматриваться самостоятельно (как планируется и в России). За последнее отвечает группа из одного учителя (он получает прибавку к зарплате) и пяти студентов, которая отбирает фильмы, организует сеансы и дебаты, а затем включает их в расписание занятий. Такие группы организаторов — продолжение французской традиции клубов любителей кино, первый из которых появился в Париже еще в апреле 1907-го. За низкую плату в клубах можно было посмотреть фильмы, которые не шли на широком экране. Расцвет этого движения пришелся на время после окончания второй мировой войны, когда открылись клубы, положившие начало известным кинофестивалям Annecy International Animated Film Festival, Nouvelle Vague, Festival du Film Maudit. Исторические корни Cinélycée, преемственность, традиции — четвертое отличие.

Сейчас фильмы, снабженные субтитрами, если язык оригинала не французский, можно загружать со специально предназначенного для этого сайта при наличии пароля (каждый месяц для загрузки предлагается двадцать фильмов из двухсот). Они сгруппированы по темам и сопровождаются информацией о связанных с этими темами культурных мероприятиях, новостями, материалами для подготовки к дебатам. Финансирование осуществляется Министерством образования (оно даже закупает фильмы на кинофестивалях) и региональными фондами. Эта программа нацелена на понимание французской и зарубежной культуры и на привлечение учащихся к организации мероприятий в своей школе. Но вот что особенно интересно. Еще одна цель Cinélycée — воспитать критически настроенных граждан, которые могли бы противостоять политическим или коммерческим манипуляциям.

Коста - Гаврас, президент Парижского киноархива, дал пояснения в интервью английской газете The Independent (19.05.2010): «Мы преподаем литературу, музыку и театр в школе и считаем, что необходимо преподавать и искусство кино [...] потому что изображения и символы играют большую роль в нашем обществе. Важно научить молодых людей их замечать и расшифровывать». А вот что было сказано на пресс-конференции министров образования и культуры по поводу целей кинофакультатива в России: «Любая традиционная образовательная система основана на некотором консенсусном наборе культурных единиц, которые дети должны освоить в результате обучения в школе». Также были упомянуты две проблемы образования, помочь с преодолением которых должен кинофакультатив. Первая — это культурный разрыв между старшим поколением и детьми, а вторая — рост культурного многообразия за счет миграции. Вот и пятое и, пожалуй, основное отличие — критический подход к увиденному не упомянут среди задач российского проекта.

Франция не единственная европейская страна, где в школах изучается кино. Кинематограф нашел, например, свое место и в системе нидерландского образования. В средних школах там существует обязательный предмет «культура и искусство», включающий в себя знакомство с изобразительным искусством, танцем, музыкой, театром, кино, мировой литературой и историей искусств. Некоторые учителя частично интегрируют его в преподавание истории или нидерландского языка. Другие разрабатывают тематические проекты. Как именно преподается «культура и искусство», решают сами школы, но цель у всех одна — дети должны приобрести общий культурный багаж (в этом задачи совпадают с российскими) и научиться формировать и аргументировать собственное мнение. Для этого в распоряжение школ предоставлены всевозможные ресурсы. Так, они могут приглашать театральные труппы, кинематографистов, сотрудников музеев и других деятелей культуры — и их лекции, встречи со школьниками, уроки оплачиваются из специального фонда. Творческими ассоциациями разработаны задания, информационные пакеты и методические рекомендации для учителей. Для последних также проводятся занятия, например, по организации учебной киностудии, процессу съемки, анализу фильмов и т.д. Каждой школе в зависимости от числа учеников выделяется определенная сумма на посещение концертов, выставок, кинотеатров... Помимо совместных мероприятий стимулируются и индивидуальные походы на балет, в оперу, в театр или музей. Для этого у школьников есть специальные карточки, которые дают право на получение больших скидок на билеты.

Постоянного списка фильмов, одобренного Министерством образования, в Нидерландах нет, но Центр экспертизы в области кинообразования на своем сайте www.filmeducatie.nl постоянно обновляет рекомендации по приобретению школами DVD вместе с заданиями (среди последних «Амели» (2001) Жан-Пьера Жене, «Признания опасного человека» (2002) Джорджа Клуни, «Трудности перевода» (2003) Софии Копполы и другие), посещению кинопросмотров и кинофестивалей, семинаров, диспутов для разных возрастных групп. Например, в рамках Роттердамского международного кинофестиваля каждый день организуются сеансы для детей. А вот некоторые примеры заданий, связанных с киноискусством, которые выполняет обычный голландский школьник:

• напиши рецензию на фильм, который ты посмотрел (для выполнения подобных заданий кинематографисты в сотрудничестве с педагогами готовят брошюры с информацией о фильмах и аналитическими материалами, помогающими детям понять замысел автора);

• сними фильм вместе с группой одноклассников (этот проект занимает несколько месяцев. Сначала школьники учатся планировать, писать сценарий, диалоги, распределять роли и задания в группе, работать с камерой и т.п. Потом они снимают и монтируют фильм, проходя все этапы, включая даже организацию питания на съемках и оформление DVD);

• в группе одноклассников организуй кинофестиваль из фильмов, снятых учащимися других классов (лучшие фильмы отправляются на национальный кинофестиваль школьных фильмов).

На «культуру и искусство» выделяется не менее одного часа в неделю, но школы имеют право составлять гибкое расписание, отвечающее требованиям заданий. Например, можно группировать эти часы, чтобы у школьников было достаточно времени на просмотр фильма или непрерывную работу над ним.

Некоторые школы идут дальше и предлагают детям различные специализации. Одной из них является Thorbecke Scholengemeenschap в голландском городе Зволле, где с 2008/2009 учебного года ученики могут выбрать направление Media Literacy (медиаграмотность). Название может дать не совсем верное представление о содержании предмета, но его проясняют ключевые вопросы, которые ставятся в процессе обучения: «Как на тебя влияет изображение и как ты можешь на него повлиять?» А чтобы стало уж точно понятно, что имеется в виду, придется обратиться к истории.

В 2005 году Совет по культуре выступил с призывом к школам обратить внимание на многочисленные информационные потоки, с которыми сталкиваются дети и подростки в современном мире. Особенно были отмечены неограниченные возможности не только получать информацию, но и создавать ее. Школы должны были сами решать, предпринимать ли что-то и в какой форме, однако, если Совет по культуре обращает внимание на какую-то проблему, обычно государство в той или иной форме предоставляет средства для ее решения. Кроме того, школы, даже финансируемые государством, являются конкурентами в борьбе за учеников и должны идти в ногу со временем. Thorbecke Scholengemeenschap решила использовать новые возможности и первая разработала программу, которая обучает подростков не только критически воспринимать современные методы передачи информации через Интернет, СМИ, рекламу и кино, но и грамотно их использовать. Для этого их учат анализировать рекламные ролики, документальные и игровые ленты, работать с изображением и звуком, снимать и монтировать телепрограммы и фильмы, редактировать тексты и т.п. Большая часть занятий проводится в съемочном павильоне, студии озвучания, в монтажной и других специально оборудованных помещениях. В распоряжении школьников есть операторская и осветительная техника, передовые цифровые технологии, кинозал. Учителя прошли курсы повышения квалификации, а если их знаний оказывается недостаточно, им помогают профессионалы-телевизионщики, специалисты с факультетов журналистики местных университетов, из нидерландского Института киноискусства Eye Film Instituut, местных библиотек и музеев. На эту специализацию отводится пять часов в неделю, и предназначена она для классов, аналогичных российским шестому, седьмому и восьмому. Дальше школьники должны учиться по стандартным программам, чтобы сдать выпускные экзамены. Доктор филологических наук Вим Хилбердинк, преподаватель нидерландского языка и координатор программы, который стоял у ее истоков, делится амбициозными планами: добиться, чтобы Media Literacy стала экзаменационным предметом. Тогда занятия будут проводиться и в старших классах. Но главная задача, которую он перед собой ставит, — научить детей понимать, когда ими манипулируют, в какой бы форме это ни происходило.

В Англии школьники уже сейчас могут выбрать такие предметы, как Films studies, Moving Image Arts, Media studies и сдавать по ним экзамены на аттестат о среднем образовании для получения дальнейшего профессионального образования (16 лет, GCSE) или поступления в университет (18 лет, A level). Надо иметь в виду, что предметов, из которых можно составлять пакет для сдачи экзаменов, много, и некоторые школы предлагают лишь ограниченный набор. В то же время в Англии открыто около полусотни средних специализированных школ (media arts schools) с углубленным - изучением медиа и искусства. Важной составляющей всех экзаменационных требований являются критический анализ фильмов (или рекламы, видеороликов и т.п. — в зависимости от предмета) и умение понять, как и за счет чего они воздействуют на аудиторию. В Шотландии школьникам тоже прививают «критическую грамотность»: они должны не только воспринимать увиденное и услышанное, но и «уметь выносить решение в отношении степени доверия к источнику информации и определять, когда и каким образом люди пытаются убедить или оказать на них воздействие».

Совершенно правы противники слепого внедрения западного опыта в российское образование. В Европе тоже не все идеально. Но если уж при разработке нового проекта учитывается зарубежный опыт, может быть, стоит рассмотреть его целиком, начиная с целей и задач, а потом переходить к содержанию и методикам? Разве российским школьникам не пригодится «критическая грамотность»?

ИСКУССТВО КИНО

Комментарии:

Чтобы написать комментарий, войдите через одну из социальных сетей: